Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции icon

Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции



НазваниеКарл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции
Дата17.10.2016
Размер
ТипИзложение

6. Споры о развитии науки (Поппер, Кун, Лакатос, Фейерабенд).


[вопросы о концепциях этих авторов есть среди лекционных, поэтому здесь предполагается лишь краткое изложение их [концепций] ключевых пунктов, основное же внимание уделяется происходившему между ними обсуждению вопроса о науке и ее развитии: эти философы жили в одно время, знали и активно критиковали концепции друг друга]


Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология».


^ Ключевые пункты концепции.

Критический рационализм. Отвергает позитивистский критерий: теория, претендующая на научность должна являться индуктивным обобщением эмпирических фактов. Показывает, что на самом деле есть проблемы как с фактами (их теоретическая нагруженность), так и с их индуктивным обобщением (у индукции нет логического обоснования). Предлагает дедуктивный метод построения научных теорий: сначала выдвигается гипотеза, затем она приводится в столкновение с фактами. В случае обнаружения противоречия гипотеза должна быть немедленно отвергнута. Критерием научности и рациональности является потенциальная фальсифицируемость теории. Рост научного знания — это постоянное ниспровержение теорий и замена их более удовлетворительными с точки зрения правдоподобия. Показывает, что бóльшая правдоподобность эквивалентна более широкому классу потенциальных фальсификаторов (то есть более предпочтительной является лучше проверяемая теория). Следовательно, прогрессивной в этом смысле теорией является теория с меньшей вероятностью (в смысле теории вероятностей). Фактом, допускающим прогресс в науке, считает возможность исправления ошибок.


Критика.

Поппер признает теоретическую нагруженность фактов, однако не уходит от связанных с ней проблем — на это указывает Лакатос. Если теория не согласуется с эмпирическим фактом, то нет четкого способа определить, что является ложным — теория или предпосылки (явные или не явные) и наблюдательные теории, использованные при интерпретации эмпирических наблюдений. В принятии такого решения содержится большая степень риска.

^ Кун, а вслед за ним и Лакатос подвергают массированной критике ту часть теории, в которой еще нет понятия правдоподобия и обоснования возможности научного прогресса.

Кун высказывает сомнение в существовании фальсифицирующего опыта на том основании, что теория никогда не соответствует всем эмпирическим фактам и что «если бы каждая неудача установить соответствие теории природе была бы основанием для ее опровержения, то все теории в любой момент можно было бы опровергнуть. С другой стороны, если только серьезная неудача достаточна для опровержения теории, тогда последователям Поппера потребуется некоторый критерий "невероятности" или "степени фальсифицируемости". В разработке такого критерия они почти наверняка столкнутся с тем же самым рядом трудностей, который возникает у защитников различных теорий вероятностной верификации».

Лакатос называет ее [часть] догматическим фальсификационизмом. Он выявляет две посылки, на которых она зиждется и показывает их ложность. Первая посылка — это утверждение о том, что существует естественная, вытекающая из свойств человеческой психики, разграничительная линия между теоретическими высказываниями и фактуальными предложениями наблюдения. «Вторая посылка — утверждение о том, что высказывание, которое в соответствии с психологическим критерием фактуальности может быть отнесено к эмпирическому базису (к предложениям наблюдения), считается истинным; о нем говорят, что оно доказательно обосновано фактами».

Аргумент против первой посылки заключается в том, что «все разновидности джастификационистских теорий познания, считающие источником (единственным или данным) знания чувства, оказываются в тесной зависимости от психологии наблюдения. Именно психология определяет, что такое "правильное", "нормальное", "здоровое", "неискаженное", "точное" или "научно значимое" состояние чувств — или даже состояние души как таковой, — при котором возможно истинное наблюдение», «… но ошеломляющий для классического эмпиризма вывод, следующий из работ Канта и Поппера, а также психологов, испытавших влияние этих мыслителей, заключается в том, что подобная эмпирицистская психотерапия не может быть успешной. Причина в том, что нет и не может быть ощущений, не нагруженных ожиданиями, и следовательно, нет никакой естественной (то есть психологической) демаркации между предложениями наблюдения и теоретическими предложениями».

Против второй говорит то, что «никакое фактуальное предложение не может быть доказательно обосновано экспериментом. Можно только выводить одни предложения из других, но нельзя их вывести из фактов; попытаться доказывать предложения, ссылаясь на показания чувств, все равно, что доказывать свою правоту, "стуча кулаком по столу"».

Против критерия демаркации Поппера Лакатос возражает следующее: «наиболее признанные научные теории характеризуются как раз тем, что не запрещают никаких наблюдаемых состояний». Теории запрещают какие-либо события только при условии, что в эксперименте присутствует строго ограниченный набор существенных причин и явлений. Утверждение о том, что больше никакая из существующих во Вселенной причин к делу не относится, не входит в эмпирический базис в силу того, что мы не можем его проверить и доказательно обосновать. В таком случае если событие все-таки происходит, то у нас не может быть уверенности в том, недостаток ли это теории или мы просто не учли какую-то из причин, оказавшую существенное влияние на исход эксперимента.

В одной из своих основных работ Лакатос рассматривает следующий вопрос, упрек в недостаточном рассмотрении которого Поппером можно отнести к критике: в какой степени сам критерий рациональности является рациональным, то есть возможна ли его фальсификация и какой для этого должна быть эмпирическая проверка ?


^ Томас Кун (1922 — 1996). «Структура научных революций».


Ключевые пункты концепции.

Теория научных революций. Вводит в качестве логического субъекта научной деятельности научное сообщество, изучает ее [деятальности] социальные аспекты. Основные этапы развития науки: допарадигмальный период; нормальная наука; научная революция. Парадигма — совокупность наиболее общих идей (концептуальных моделей) и методологических установок. В последние входят модели, образцы решения конкретных научных задач и особенности подхода к их решению (то есть парадигма — это некая система стандартов). Допарадигмальный период: парадигма еще не сформировалась, существует множество школ и течений. Нормальная наука: работа в рамках парадигмы (существование парадигмы является критерием научности. В философии единой парадигмы никогда не существовало). Решение головоломок, интеллектуальных задач. Существование решения гарантирует парадигма. Накопление знаний носит кумулятивный характер, это «копание вглубь» в жестко ограниченных рамках. Научная революция — моментальная смена парадигмы, происходит тогда, которая нормальная наука себя исчерпывает и возникает кризис. При этом старая и новая парадигмы несоизмеримы. Критерий рациональности оказывается историчным (относительным) — знания, научные и рациональные с точки зрения одной парадигмы, могут оказаться ненаучными или вообще несуществующими с точки зрения другой. Нет никакой нейтральной шкалы измерения знаний.


Критика.

Лакатос признает правоту Куна в том, что он выделяет непрерывные участки в развитии науки и подчеркивает важность упорства в борьбе за выживание научных теорий. Однако он не согласен с ним по вопросу возможности построения рациональной реконструкции роста науки. Лакатос считает, что по Куну рост знания не индуктивен и иррационален (сам Кун признает наличие ненаучных элементов в деятельности ученых во время научной революции).

Кун отвечает на это следующее: «Как я уже говорил …, я никогда не считал, что наука по своему существу является иррациональной деятельностью», «… если история или какая-либо другая эмпирическая наука приводит нас к убеждению, что развитие науки существенно зависит от поведения, которые мы раньше считали иррациональным, то отсюда мы должны заключить не то, что наука иррациональна, а то, что наше понятие рациональности нуждается в исправлении».

Фейерабенд признает, что Кун осознал проблемы и важные аспекты науки, но он не согласен с предложенной им теорией науки и общей идеологией, являющейся основой его мышления. В первую очередь он обращает внимание на имеющуюся двусмысленность в изложении Куна — является ли оно методологическим предписанием, показывающем ученому, как ему нужно действовать, или же это просто описание, избегающее каких-либо оценок ? Допустив, что мы имеем дело с описанием, Фейерабенд вскрывает следующую проблему: если решение головоломок является критерием научной деятельности, то тогда научной дисциплиной можно признать такую деятельность, как, например, организованная преступность. Все куновские признаки науки для нее срабатывают, и объясняет Фейерабенд это тем, что Кун упустил из вида очень важную составляющую науки: ее цель — стремление к истине.

Он выделяет также три основных трудности теории Куна:

1. Нельзя сказать, что революции ведут к чему-то лучшему в силу частой несоизмеримости парадигм.

2. В период нормальной науки работает принцип упорства (мы должны упорно держаться за данную парадигму), однако откуда же тогда возьмутся конкурирующие парадигмы, необходимые для осуществления научной революции ?

3. Нормальная наука не является историческим фактом. В реальной истории всегда существуют несколько парадигм, активное взаимодействие которых между собой приводит к появлению новых теорий, которые зачастую вызывают крушение старых. То есть он видит ошибку Куна в том, что он разнес во времени периоды нормальной науки и научных революций, тенденции стремления к устойчивости и к реформации. В реальной науке они действуют одновременно, и их противоборство является источником ее развития.

Среди прочих спорных моментов можно выделить несоизмеримость парадигм (на самом деле в новых теориях часто остаются какие-то элементы прежних и вообще новая теория очень редко бывает абсолютно независимой) и мгновенность переключения парадигмы — есть исторические примеры того, как такая смена в какой-то области занимала несколько лет и даже десятилетий.


^ Имре Лакатос (1922 — 1974). «Фальсификация и методология научно-исследова­тельских программ», «История науки и ее рациональные реконструкции».


Ключевые моменты концепции.

Методология научно-исследовательских программ (НИП). Развивает концепцию Поппера. Рассматривается не отдельная теория, а их последовательность.

Структура НИП: «жесткое ядро» — утверждения или фундаментальные допущения, признаваемые в рамках данной программы верными и неопровержимыми. «Эвристики» — правила, одни из которых указывают, каких путей исследования следует избегать (отрицательные эвристики), а другие — каким путем следовать (положительные эвристики). Отрицательная эвристика запрещает в процессе проверок пытаться установить ложность «жесткого ядра» на основании ложности следствий. Вместо этого она предлагает выдвигать вспомогательные теории и гипотезы, образующие «защитный пояс» вокруг «жесткого ядра» и которые должны модифицироваться при столкновениях с аномалиями.

Положительная эвристика включает в себя правила, которые должны способствовать положительному росту программы, а также правила (возможно, частично разработанные) относительно того, каким образом нужно изменять опровергаемые варианты программы и «защитный пояс».

В развитии НИП Лакатос выделяет 2 этапа — прогрессивный и регрессивный. Их определения отражают соотношение теоретического роста и накопления эмпирических данных — программа прогрессирует, если первое опережает второе и, соответственно, наоборот. Первый этап осуществляется за счет «положительной эвристики», однако в какой-то момент развитие программы достигает «пункта насыщения» и дальнейший ее рост резко замедляется. Регрессирующая НИП может быть заменена другой, прогрессирующей, однако в этом выборе Лакатос призывает к осторожности и предостерегает от «скороспелой рациональности».

Критерий демаркации проходит у него между «зрелой наукой», состоящей из НИП, и «незрелой», работающей по образцу проб и ошибок. Зрелая программа обладает «эвристической силой» и способностью предсказывать ранее неизвестные факты и новые вспомогательные теории.


Критика.

Проблемы, о которых упоминает сам Лакатос: в первую очередь так называемый «парадокс присоединения». Он заключается в том, что прогрессивного сдвига проблем можно добиться искусственно, путем добавления к теории совершенно не связанной с ней гипотезы. Избежать этой проблемы можно лишь путем «определенной уступки "симплицизму" Дюгема»: «дополнительные утверждения должны быть связаны с противоречащим утверждением более тесно, чем только посредством конъюнкции».

В истории науки иногда все-таки имели место великие негативные решающие эксперименты. Некоторые периоды длительной и скучной работы методом проб и ошибок имели большое значение и иногда предшествовали появлению важных исследовательских программ. С точки зрения его методологии их можно отнести в лучшем случае к «незрелой науке». Таким образом, концепция Лакатоса по его собственному признанию не охватывает всю историю науки, однако позже (при построении методологии историографических исследовательских программ) он показывает, что этого и не требуется.

Фейерабенд соглашается с Лакатосом по следующим двум пунктам: новым идеям необходима «передышка», необходимо давать им возможность набрать силу; методологические стандарты не находятся вне критики. Решающую роль играют здесь исторические данные. Не согласен с: рекомендуемыми стандартами; оценкой современной науки; заявлением о том, что Лакатос действует «рационально»; отдельными историческими данными, которые он использует в обсуждение методологических концепций.

Что касается стандартов, то методология исследовательских программ дает стандарты, помогающие ученому оценить историческую ситуацию, но не содержит правил, указывающих ему, что делать. Стандарты Лакатоса не выполняют своей функции в силу излишней мягкости: нет четкого правила, согласно которого НИП должна быть отброшена. Даже если в данный момент времени программа испытывает трудности или не согласуется с фактическими данными, всегда можно сказать, что, во-первых, в будущем возможна ее перестройка, которая вновь даст ей прогрессивный толчок и во-вторых, что в будущем, возможно, будет признана неверной та наблюдательная теория, на основании которой получаются фактические данные. В конечном итоге он приходит к заключению, что в той мере, в какой методология исследовательских программ рациональна, она не отличается от анархизма. В той мере, в какой она от него отличается, она не рациональна. Переход от одной НИП к другой у Лакатоса он считает иррациональными и вообще всю его философию называет замаскированным анархизмом. Завершив «реконструкцию» современной науки, он обращает ее против других областей, действующих так, как если бы было уже доказано, что современная наука превосходит такие ненаучные области, как мифы, религия или магия. Но таких аргументов пока нет и уж по крайней мере они не являются доказательно обоснованными.

На замечание по поводу мягкости стандартов (выдвинутое также ^ Куном) Лакатос отвечает: «Можно рационально придерживаться регрессирующей программы до тех пор, пока ее не обгонит конкурирующая программа и даже после этого. Однако то, чего нельзя делать, — это способствовать ее слабой публичной гласности. Фейерабенд и Кун соединяют методологическую оценку некоторой программы с жесткой эвристической рекомендацией относительно того, что нужно делать. Это означает совершенно рационально играть в рискованную игру; иррациональный же момент состоит в том, что обманываться в отношении степени этого риска». При этом он замечает, что весьма либеральные на первый взгляд допущения на самом деле не дают особой свободы приверженцам регрессирующей программы в том случае, если они ее придерживаются иррационально (или нечестно) — редакторы журналов перестанут печатать их статьи (поскольку они смотрят на них более объективно и неизбежно обнаружат вырождение, ухищрения ad hoc и т.д.), им будет отказано в субсидировании и т.д.


[Методология историографических исследовательских программ.

Совсем кратко, т.к. возможно это выходит за рамки, но вообще говоря может понадобиться: Лакатос применяет свою теорию НИП к историографическим концепциям. Требование прогрессивного сдвига в последовательной смене концепций: каждая следующая концепция должна расширять рациональную реконструкцию науки, то есть она должна относить к рациональным большее количество теорий и исторических эпизодов по сравнению со своей предшественницей. При этом он подчеркивает, что такая исследовательская программа не должна описывать всю историю науки как рациональную — «… рациональные реконструкции погружены в океан аномалий. В конце концов, эти аномалии придется объяснить либо с помощью лучшей рациональной реконструкции, либо с помощью некоторой «внешней» эмпирической теории».]


^ Пол Фейерабенд (1924 — 1994). «Против методологического принуждения», «Утешение для специалиста».


[С его концепцией ситуация следующая: она сама по себе строится в том числе как критика остальных, но реакция на нее уже выходит за рамки спора в работах этих четырех авторов. Дело в том, что Лакатос умер незадолго до написания Фейерабендом своей базовой работы «Против методологического принуждения». В предисловии Фейерабенд упоминает о том, что как раз в этой книге они собирались полностью развернуть свой давний спор. Реакция Куна является негативной — понятно, что с его парадигмами-монополиями принципиально расходится принцип пролиферации. В остальном в проработанных мною текстах имеет место полемика Фейерабенда с другими авторами, но это уже совсем другая ветка спора.]


Познающий субъект — индивид. Необходимым условием развития науки является необходимость нарушать правила, а не следовать им. Утверждение Поппера о том, что исследование начинается с проблемы, считает ложным. Теории становятся ясными и «разумными» только после того, как их отдельные несвязанные часть использовались длительное время. Неизбежной предпосылкой ясности и эмпирического успеха является зачастую неразумная и нелепая «предварительная игра».

Выдвигает свой знаменитый принцип «допустимо все» (anything goes) и обосновывает тезис о том, что «анархизм помогает достигнуть прогресса в любом смысле», а также рассматривает исторический материал без стремления «очистить» его в том или ином смысле и показывает на его основе, что только этот принцип можно защищать при всех обстоятельствах и на всех этапах человеческого развития.

Сначала он обосновывает тот факт, что можно развивать науку, действуя контриндуктивно. Контриндукция заключается в том, чтобы вводить и разрабатывать гипотезы, несовместимые с хорошо обоснованными теориями (принцип пролиферации теорий) и фактами. Обоснования заключаются в следующем:

1) свидетельство, способное опровергнуть теорию, часто может быть получено только с помощью альтернативы, несовместимой с данной теорией;

2) не существует более или менее интересной теории, согласующейся со всеми известными в своей области фактами и, соответственно, бесполезно следовать требованию того, что теорию необходимо оценивать с точки зрения эксперимента — ему все равно никогда не подчиняются. Здесь он говорит и об уже упоминавшейся ранее нагруженности фактов — мы не можем изнутри открыть тот мир, который предполагается в наших действиях — для этого нам нужен внешний стандарт критики, нужен совершенно иной мир. В качестве такого мира он предлагает рассматривать мир сновидений, религию, мифы и т.д.

Утверждая, что альтернативные теории можно брать из всех доступных источников (в том числе из иррациональных, а также и из истории науки), он приходит к тому, что в его рассуждениях стирается граница между историей науки, ее философией, вообще всем остальным знанием и наукой.

В вопросе о гипотезах ad hoc [это когда в целях спасения теории выдвигается вспомогательная гипотеза для объяснения какого-то конкретного случая. Изначально кроме этого объяснения из них ничего другого не следует и они уменьшают научность (проверяемость) теории в смысле Поппера] он соглашается с точкой зрения Лакатоса: фактический исторический материал говорит о том, что они использовались в науке и что в этом нет ничего плохо — как правило позже они дорабатывались, их содержание увеличивалось и это способствовало развитию соответствующей научной теории.

Подробно останавливается на вопросе возможной несоизмеримости теорий и приходит к выводу о том, что она возможна: глубокие теории можно сравнить с разными разговорными языками. На историческом материале устанавливает, что она может быть так же и в восприятии. Основные его тезисы по данному вопросу:

1. Существуют несоизмеримые структуры мышления (действия, восприятия).

2. Индивидуальное развитие восприятия и мышления проходит ряд взаимно несоизмеримых стадий.

3. Концепции ученых часто расходятся между собой столь же сильно, как идеологии, лежащие в основе разных культур.

Таким образом, существуют взаимно несоизмеримые научные теории, следовательно, критерий прогрессивности в том или ином виде применим к двум различным теориям не всегда. Такие теории могут быть опровергнуты только при открытии их внутренних противоречий, ну и конечно же выбор между ними может быть сделан на иррациональной основе — субъективных желаний и склонностей.

В заключении он проводит аналогии между наукой и мифами, обнаруживая различия лишь в целях. Он не считает науку каким-то особенным знанием или его вершиной — научное знание включает в себя заблуждения и при этом не стремится с ними расставаться, не имея четких средств избавления от них. Наука рассматривается лишь как очередная интеллектуальная традиция или форма духовного общения людей, такая же как мифы, магия, религия.




Похожие:

Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции iconЛекция №5. Тем Особенности современного этапа развития науки
По мере развития научного знания (по этапам) происходит процесс дифференциации научного знания
Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции iconЛекция 1 Место и роль философии в структуре научного знания
Сначала появляется фил обоснование науки, а потом появляются науки. Что такое наука – вопрос решается в философии. Определенный тип...
Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции iconКонспект урока по русскому языку, проведенного 17. 01. 2013 года в 10 –Б классе Учитель: Виткалова Н. М. Тема урока
Цель урока: дать понятие о сфере употребления научного стиля, познакомить учащихся с жанрами научного стиля, с особенностями научного...
Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции iconВопросы к экзамену : Психология труда, инженерная психология и эргономика как отрасли научного знания, предмет и задачи, связи психологии труда с другими непсихологическими научными дисциплинами и психологическими науками
...
Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции iconСущность и основные характеристики исследования операций (исо)
Отличительные особенности исо, приведенные в этом определении, заключаются в том, что: а оно характеризуется системным подходом,...
Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции iconЛекция Использование методов научного познания
Современная наука имеет обширный и богатый арсенал методов исследования. Но успех исследования в значительной мере зависит от того,...
Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции iconМетоды научного исследования при обучении географии, нетрадиционные типы уроков
Сегодня учителя обладают значительной самостоятельностью в планировании учебного процесса, выборе программ и учебников. Учитель должен...
Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции iconА. И. Полежаев Развитие исследовательских навыков учащихся в рамках научного общества «ритм» Главная задача
Главная задача научного общества – дать ученику развить свой интеллект в самостоятельной творческой деятельности, с учетом индивидуальных...
Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции iconУрок (математика + биология, 10 класс) по теме
...
Карл Поппер (1902 — 1994). Основные работы: «Логика научного исследования», «Предположения и опровержения. Рост научного знания», «Эволюционная эпистемология». Ключевые пункты концепции iconУрок химии и математики по теме "Кристаллические решетки металлов"
Проведение бинарных уроков дает возможность формировать знания об окружающем мире и его закономерностях в целом, преодолев дисциплинарную...
Разместите ссылку на наш сайт:
Уроки, сочинения


База данных защищена авторским правом ©izlov.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
связаться с нами